Литературная страничка



    24.02.17   01:17

Que fotos tan chidas!!, siempre inovando tomas y esipacos!, ya tenemos ganas de ver que hicieron con las de nuestra boda!. Saludos a todo el SJ Team!.
    29.04.15   04:17

Как телеграмма - дождь за окном.
в жизни моей от тебя всё вверх дном.
И в ожидании дни... Ну а вдруг
в двери раздастся знакомый твой стук.
Нет. Дверь откроешь своим ты ключом.
И для души, и для глаз ожидавших
будешь для сердца больного врачом.
Нет телеграммы - лишь дождь за окном...
В жизни моей от тебя всё вверх дном...
Может, в колодец разлук всё смести?
Любящий взгляд от тебя отвести?
Я тороплюсь, ожидая ответ -
очень уж короток женский наш век.
Всё промелькнёт. И любовь, и беда.
В памяти мы. Остальное вода.....
    13.02.14   15:57

Ирина, так мелодично написано!
    13.02.14   15:56

Олеся, роскошное стихотворение.
    13.02.14   02:19

Уроки Бога

На огромном пространстве жизни
Она алчно искала счастья.
Там, где нужно, - стояла смирно,
Там, где надо, - шагала часто.

Где сказали – прошла окольно,
Где достали – сломала стены.
Не боясь ни стыда, ни боли,
Шла упорно она за верой.

Каждым шагом взрывая землю,
Проходила и степь и горы,
Отбивая права на веру
От рычащей собачей своры.

Подходя к горизонту ближе,
Понимала: в нем много фальши:
Ведь она уж почти не дышит
От бессилья. А счастье?.. – Дальше.

А она – одинока так же,
Хоть искала родную душу.
Неужели же Бог не слышит?..
Или даже не хочет слушать?..

…поразмыслив об этой тайне,
Поистратив и мощь, и рвенье,
Поняла: Он и слышит, и знает.
Просто учит. Добру и терпенью.
    09.02.14   21:53

МАЭСТРО. (Посвящается... всем, кто на сцене...)

Поднят занавес вновь...Рукоплещет мне зал и опять
На осколках забытой звезды я пляшу неустанно,
Время - созданный миф, ни вперёд не бегущий, ни вспять...
Существо- вне его...Нет ни "поздно", ни "зря" и ни "рано"...

Поднят занавес вновь...Я играю на струнах души,
Что мерцает во мгле иллюзорных дешёвых мгновений...
Я по клавишам бью сквозь бездумную негу тиши...
Может быть, я безумец..., а может быть, всё-таки, гений...

Рукоплещет толпа, восхищаясь движением рук,
И восторженный гул голосов раздаётся из зала...
Безразлично давно - кто мне враг, кто товарищ и друг...
Я верстаю на сцене свой Путь- без конца и начала...

Вереницей бегут бытия окаянные дни,
Только ими живу, только этим мгновеньем текущим..
И пускай не погаснут манящих подмостков огни...
Я на свет их лечу - и искусством чарую живущих..
    06.02.14   17:11

Солнце и лёд

Люблю Питер. А кто ж его не любит? Красивый, достойный, величественный…
Солнце нескончаемым потоком падало на Ледовый дворец. Мимо меня пробежала девчонка с разноцветным плавательным кругом, а навстречу прошел парень с коньками, висящими на левом плече. Парадоксальное сочетание. Солнце и лёд. Добро и зло. Как в сказке…
Золотой, зеркальный Ледовый дворец радовал глаз солнечными зайчиками, украшая территорию близ станции метро «Проспект Большевиков».
Мой сын Кирюха бодро шагал рядом. Ладошка, плотно охватившая мою руку, вызывала во мне трепет и нежность. Сегодня Иринка одела его во всё нарядное, и он вторил солнцу, радуя меня своим светом. Кирюша был как раз в таком возрасте, когда ребёнок уже достаточно уверенно ходит, но ещё не растерял того очарования, от которого проходящие мимо бабушки, а иногда, кстати, и весьма симпатичные девушки, проливают слёзы умиления.
Сегодня Кирюша был очень горд тем, что впервые направляется в цирк, да ещё и на водное шоу. Смешно пряча волнение и радость за важностью, он старался делать как можно более широкие шаги, а правую ручку засунул в карман шорт. Иногда он доставал её и поправлял свой новый пижонский галстук. Ему казалось, видимо, что так он больше похож на меня.
- Смотри внимательно. Переходить улицу можно только на зелёный цвет! - кажется, я тоже немного заважничал.
- Да пап! Я знаю! Я большой уже! - Кирюшка жмурился на солнце и улыбался своей взрослости.
Мы благополучно перешли дорогу, открылся вид на станцию, и тут я растерялся: по направлению ко входу в метро стояла очередь. Ничего удивительного, скажете Вы. Ага, что ж я, по-вашему, очередей в метро не видел? Только это была не обычная очередь. Она растянулась метров на восемьдесят, и в каждом ряду стояло по четыре-пять человек. При этом со стороны Ледового дворца мощным потоком двигалась серая говорящая масса, примерно такая же широкая, как и сама очередь. Я подумал, что такое количество людей просто физически не могло поместиться в Ледовом Дворце, но они, конечно, не знали, о чём я думаю, поэтому просто шли и шли к метро. Подходившие, вставали в эту очередь, и неизвестно почему сильно напоминали мне тетрис. Ну, в крайнем случае, коммунистическую демонстрацию.
«Вот, оказывается, почему «проспект Большевиков»…» - подумалось мне.
Мы продолжали приближаться. Стало заметно, что эти люди, подавляющее большинство которых были женщины, одеты почти одинаково: серые бесформенные кофты, длинные в пол юбки. Мужская же часть делегации - в коричневые двадцатилетние брюки среднего советского гражданина. В общем, обомжёванное, но отмытое, наследие прекрасных лет. Однако у каждого из них на груди красовался яркий современный бейдж, так что сомнений в том, что это не сон и действие точно происходит в наше время, не оставалось.
- Пап, а они тоже в цирк что ли идут? – Кирюша даже забыл про галстук. Хоть и был он совсем юным, а заволновался и понимал, что ситуация осложняется. Если мы не попадём в метро, то логично предположить, что и в цирк мы не попадём тоже. А ему очень уж хотелось посмотреть на акробатов в блестящих костюмах, летящих над водой, как в телевизоре.
- Кирюш, я не знаю…, - я стал лихорадочно соображать, но мой расплавившийся на солнце мозг, отказывался следовать каким-либо указаниям, поэтому мы просто подходили ближе. Поскольку ни одной мысли у меня не возникало, мы встали в эту очередь, и, через несколько секунд оказались окружены этими странными людьми в непритязательной одежде. Кирюшка из важного маленького мужчины сразу превратился в растерянного малыша и откуда-то снизу вопросительно смотрел на меня своими синими мамиными глазами. Я взял его на руки, огляделся и прислушался.
В общем-то, страшного ничего, конечно, не было. Эти люди, как я понял, шли с семинара, посвящённого чему-то божественному. Я, человек далёкий от религий любого рода, догадался об этом по теплоте их речи, доброте глаз и тематике разговоров. Ну ещё, разумеется, по тексту на бейдже: «Общественная организация «Помощь и прощение». Участник семинара «Отдай и будь счастлив»»
- Петр Семенович, обратили ли Вы внимание, что главной темой была любовь? Любовь ко всему живому! Неоспоримая и безграничная! Как тонко Лев Борисович вёл эту нить в своём выступлении!- с трепетом в голосе восхищалась немолодая женщина приятной наружности, напомнившая мне мою бабушку, правда не внешним видом, а стойким ароматом «Красной Москвы».
- Что Вы, Маргарита Эдуардовна, конечно, я это заметил! И знаете, если раньше, я мог спокойно пройти мимо чего-нибудь как будто незначительного, для меня ничего не значащего, то теперь я совершенно убеждён, что помощь ближнему и самоотдача является высшей ценностью, которую мы можем иметь! - не менее трепетно вторил её собеседник, сняв очки и вытирая испарину со лба и носа. Казалось, что даже от этого он получает несказанное удовольствие.
Всё это, конечно, прекрасно, но я понимал, что в цирк мы не успеваем, а наслаждаться столь высокодуховной беседой, это не совсем тоже самое, что наблюдать за блестящими акробатками-водолазками. К тому же каждый билет стоил 700 рублей, что тоже было существенным аргументом.
Пока я так размышлял, переключаясь с мыслей о стоимости пропадавших билетов на высоконравственные идеи и обратно, Кирюшка совсем загрустил. Он обречённо висел на моем плече, его галстук съехал на бок, а рубашка выбилась из шорт. Пробиться через эту тысячу человек было немыслимо, да и воспитание не позволяет. Интеллигенты мы, типа.
А люди всё шли.
Не знаю, сколько времени мне понадобилось бы, чтобы принять хоть какое-нибудь стоящее решение, только всё решилось без моей помощи и ещё более усложнило наш путь к прекрасному, то есть, получается, к цирку.
Качественный бушующий питерский ливень каплями-вёдрами обрушился на нас неожиданно и мощно. Довольно большая часть людей, имевших зонты, продолжали стоять в очереди в метро, несмотря на то, что подошвы их обуви уже были в воде, поэтому мечтать о том, чтобы проникнуть вовнутрь не было никакого смысла.
Я успел только подумать, что в кармане рубашки намокнут сигареты. Второй мыслью (противно, что не первой) была мысль о Кирюхе. Попытавшись кое-как накрыть его пакетом, я стал искать глазами место, где можно было бы укрыться.
Оказалось, что практически все навесы близлежащих ларьков и павильонов были заняты, причём заняты, что совершенно естественно, участниками семинара «Отдай и будь счастлив».
От непрерывно льющейся воды становилось всё холоднее и, заметив свободное место слева под навесом павильона по продаже сотовых телефонов, я убрал пакет с головы Кирюхи и ломанулся туда со страшной скоростью. Кирюха вытаращил глаза, вцепился в мою шею, от каждого моего прыжка вода с его носа и волос капала мне за шиворот. Брр!
Параллельно со мной, это свободное место увидели ещё несколько человек, и, видимо, поскольку на руках у них не было ребёнка ни с пакетом, ни без него, двоим удалось достигнуть цели быстрее меня.
Оглядевшись, я понял, что всё – больше мест нет. Мы стояли под проливным дождём, вода заливалась мне в брюки и туфли, и было наплевать на капли, падающие за шиворот, так как спина уже полностью намокла. Я посмотрел на Кирюшку. Съежившийся и уже замёрший, он тыкался мокрым носом в мою шею, зная, что папа сможет защитить. Чёрт, он ведь только что переболел…
Мы стояли на пороге павильона, а под его навесом прятались от дождя Пётр Семёнович и Маргарита Эдуардовна, уже знакомые нам по очереди. Это как раз и были те двое, оказавшиеся, несмотря на возраст, шустрее меня. Их одухотворённые лица выражали полную готовность к самопожертвованию и, продолжая свой наполненный смыслом диалог, они, казалось, не замечали ни стука дождя, ни пронизывающего ветра.
- Ах! Маргарита Эдуардовна! Сколько же на свете детей, обделённых любовью родителей, лишённых всяких благ! Как бы мне хотелось, Маргарита Эдуардовна, отдать им всё, что у меня есть, и, может быть, привнести этим немного счастья в их жизнь! - голос Петра Семёновича подрагивал от волнения. Было видно, что новая тема их беседы вызывала в нём невыносимый трепет.
Но Маргарита Эдуардовна не ответила ему, так как обратила внимание на Кирюшку.
- Боже, какой чудный ребёнок! - воскликнула она, - Как же тебя зовут, Солнышко!
Оторвав голову от моего плеча, Кирюха нахмурился и, часто моргая из-за капель на ресницах и ежившись от холода, удивлённо смотрел на эту добрую тётеньку…
- Вот, посмотрите, Пётр Семёнович, как всё-таки прекрасны дети. Они наделены той особой внутренней красотой и непосредственностью, которая пропадает с годами. Заменяется чёрствостью и равнодушием!- Маргарита Эдуардовна с чувством глубокой озабоченности смотрела то на Кирюху, то на Петра Семёновича. Немного повернувшись, она добавила:
- Молодой человек! Вы бы хоть накрыли ребёнка чем-нибудь, заболеет ведь! - последняя фраза, видимо, предназначалась мне, поэтому я, смотревший на неё не менее удивлённо, чем Кирюха, побоялся расстаться со своей врождённой интеллигентностью, и помчался к дороге тормозить такси.
    31.01.14   07:43

Рады Вас видеть!
Вы можете выкладывать свои произведения и рекомендовать понравившиеся, обсуждать и выражать своё мнение относительно различных произведений. Конструктивная критика приветствуется, агрессивная - удаляется модератором.
Добавление текста внизу страницы.

Добавить сообщение

* Имя:


E-mail:


* Текст: